О создании санитарно эпидемиологического надзора

История

Из истории службы

Днем рождения Государственной санитарно-эпидемиологической службы принято считать 15 сентября 1922 года,  когда Советом Народных Комиссаров РСФСР был издан декрет «О санитар­ных органах Республики»,  определивший их за­дачи, структуру, права и обязанно­сти. Однако санитарная служба России сформировалась  задолго до этой даты и  продолжает развиваться согласно научно-техническому  прогрессу по сей день.

Ровесница Северной столицы

В Санкт-Петербурге санитарные и противоэпидемические ме­роприятия проводились  с первых лет его осно­вания.  А в 1732 году в городе уже имелся  административный орган по ведению медицинского дела, именуемый – «физикат». В его обязанности входил надзор за санитарным состоя­нием и  эпидемиологической обстановкой  в  Северной столице.

С конца 18-го столетия врачебно-санитарное дело находилось под управлением департамента Министерства полиции, переданного в 1826 году Министерству внутренних дел. Санитарный надзор выполнялся государственными служащими — полицейскими врачами.  Работа их регламентировалась «УСТАВОМ ВРАЧЕБНЫМ», который определял  направления санитарного надзора,  например, наблюдение за чистотой на улицах и съестными припасами, издание правил и наставлений по соблюдению «народного здравия», участие в обсуждении устройства новых фабрик, заводов, контроль за рабочими помещениями и жильем рабочих. С 1861 года  Инструкция по составлению актов освидетельствования съестных припасов и напитков установила и  надзор за и состоянием здоровья рабочих в части заразных болезней.  Журнал  «Архив судебной медицины и общественной гигиены» помогал  Петербургу узнавать  о достижениях и направлениями санитарного дела, дабы не отставать  от других цивилизованных городов.

В борьбе  с холерой

В феврале 1867 года угроза эпидемии заставила  Петербургскую городскую думу при градоначальнике организовать исполнительную санитарную комиссию для решения «вопросов санитарного дела», состоящую из 6 санитарных врачей для  руководства противоэпидемическими мероприятиями и ведения статисти­ки эпидемических заболеваний. С 1884 года, врачебно-санитарное дело, которым ведали уже 11 врачей  —  санитарный надзо­р был усилен, перешло в ведение Городской думы.

Нахлынувшие на город эпидемии ускорили принятие решение  о строительстве Барачной больницы для госпитализации тифозных больных. Первая в городе инфекционная больница получила название «Городская Барачная Александровская больница», а позднее,  была переименована в «Городскую Барачную в память С.П. Боткина больницу».

В 1883 году Городская Комиссия Общественного здравия «признала необходимым построить при Городской Барачной больнице дезинфекционную камеру, отвечающую научным требованиям и удовлетворяющую нуждам не только больницы, но и всех жителей столицы». Так, 22 декабря 1883 года начала свою деятельность первая в России городская дезинфекционная станция общественного назначения.  Она представляла собой двухэтажное деревянное здание и имела две паровые камеры. Эти паровые камеры завоевали славу лучших паровых камер, выпускаемых отечественными заводами для обеспечения санитарных и лечебных учреждений. Создание ее —  явилось значительным этапом в развитии отечественной дезинфектологии, она была истоком развития научно-практической дезинфекции в России, организационно-методический опыт которой был использован при создании дезстанций в других городах.

В марте 1886 года Городская дума  образовала самостоятельную санитарную  ко­миссию, которая была обязана осуществлять оздоровительные мероприятия, связанные с  предупреждением и ликвидацией заразных болезней, санитарный надзор за учащимися в городских учили­щах. Помимо санитарных и противоэпидемических мероприятий на нее возлагалось оказание врачебной по­мощи населению, заведывание родильными домами, приютами и кладбищами, назначение думских и санитарных врачей.

Город тогда разделили  на «санитарные округи», каждый из которых находился в ведении «окружного санитарного попечителя». Появились особые «домовые кни­ги», в которые санитарные врачи заносили каждый случай ин­фекционного заболевания, зарегистрированного на вверенном ему участке, а так же указывали принимаемые им меры.  Специальная Инструкция возложила на санитарных врачей  на не только проведение противоэпидемиче­ских мероприятий, но и ежемесячную отчетность о  принятых мерах по установленной отчетной форме.

В 1890 году в Петербурге был создан «Императорский институт экспериментальной медицины», ставший крупным центром микробиологической науки. В институте проводилось изучение причин болезней «главным образом заразного характера», решались практические вопросы борьбы с различными инфекционными заболеваниями.

В 1891 году  в Санкт-Петербурге открылась городская санитарно-гигиеническая лаборатория, а в  1902-м   —   санитарно-эпидемиологическое бюро, благодаря которому санитарные врачи каждый день могли получать  сведения об инфекционных заболеваниях в их районе.

Петербургская школа дезинфекционного дела в дореволюционный период

Начало 20 века, можно сказать, стало расцветом дезинфектологии в Санкт-Петербурге. Этот важнейший этап ее развития  продлился вплоть до 1917 года. Для общественной гигиены было сделано  тогда немало. На месте деревянного здания дезинфекционной камеры, выросло новое двухэтажное каменное здание. Вновь созданное учреждение по своему устройству, оборудованию и мощности превосходило прежнее  и   более соответствовало потребностям города и достижениям науки тех лет.  Это здание  с годами претерпело значительные изменения, но  и  сегодня  здесь  по-прежнему располагается  отделение камерной дезинфекции ФГУЗ «Санкт-Петербургской городской дезинфекционной станции».

В 1906 году  был   сооружен и комплекс зданий Городской дезинфекционной станции по адресу ул. Ивашенцева, д.5, в котором  также до настоящего времени функционируют подразделения ФГУЗ «Санкт-Петербургской городской дезинфекционной станции».

Петербургская школа дезинфекционного дела  вызывала тогда большой интерес у специалистов. С 1902 по 1905 год станцию посетили и ознакомились с ее работой свыше 1000 человек. В «Книге посетителей дезкамеры», до сих пор хранящейся в учреждении, оставили свои фамилии Илья Ильич Мечников, Григорий Витальевич Хлопин, Владимир Михайлович Бехтерев. Медицинская общественность высоко оценила  вклад станции: в 1913 году на Всероссийской гигиенической выставке  ей вручили Почетный диплом «за заслуги станции как школы дезинфекционного дела для всей России».

Итак, в 1914 году санитарная служба города  располагала санитарно-эпидемиологическим бюро, участковым санитарным надзором, торгово-санитарным надзором и санитарным надзором за ночлежными домами. 133 специалиста активно занимались обеспечением санитарно-эпидемиологического благополучия города.  Революционные события город встретил, имея  также городскую лабораторию, изоляционный дом, два изоляционных убежища, оспопрививательный институт и ветеринарно-санитарный надзор. К работе  учреждений  привлекались известные врачи, среди которых   Сергей Петрович Боткин и  Федор Федорович Эрисман.

Советское время:  преодоление разрухи  и становление новой службы

В  революционном Петрограде заботу о здоровье населения взяла на себя Петрокоммуна,  в состав которой вошел Комиссари­ат здравоохранения, позже переименованный в отдел здравоохранения Петроградского Со­вета рабочих и крестьянских депутатов.

Разрушенное в ходе гражданской войны городское хозяйство обусловило небывалое распространение эпидемий и потребовало четкого структурирования органов санитарного надзора. Силы Комиссариата здраво­охранения были направлены, в первую очередь,  на борьбу с эпидемиями холеры и тифа, вызвавших огромное количество заболева­ний среди населения,  страдавшего от голода и холода.

В декабре 1917 года вышло постановление о создании центрального городского дезинфекционного учреждения – Ремонтно-дезинфекционной бригады.  В начале марта 1918 года первые дезинфекционные отряды выехали в инфекционные очаги. Научное руководство противоэпидемическими мероприя­тиями тогда осуществляли выдающиеся микробиологи и инфекциони­сты Даниил Кириллович Заболотный, Николай Федорович Гамалея,  Лев Владимирович Громашевский, Глеб Александрович Ивашенцев, Виктор Андреевич Башенин.

Проблем было много: остро стоял вопрос обеспечения транспортом,   слабой была и лабораторная база, представленная только одним учрежде­нием — Центральной губернской химико-бактериологической ла­бораторией. Но, несмотря на все, самоотверженная и упорная деятельность врачей дала свои результаты — эпидемии в Петрогра­де были ликвидированы.

Серьезным недостатком в противоэпидемическом обслуживании населения была несвоевременность получения информации о возникшем инфекционном заболевании.  Ее оправляли по почте. В 1930 году в состав Ленгордезстанции был введен отдел учета, регистрации и госпитализации инфекционных больных. Таким образом, в нашем городе впервые в России были объединены в одном учреждении регистрация, учет инфекционных больных, информирование  о них  медицинских учреждений, проведение заключительной дезинфекции в эпидемических очагах. Такая система повысила качество обслуживания очагов, сократила сроки их ликвидации. Повысилась оперативность проведения первичных противоэпидемических мероприятий в масштабах города.

Но успокаиваться было рано. В 1932-1933 годах в Советском Союзе разразился небывалый голод. Сельское население бежало в Москву и Ленинград на развернувшиеся гигантские стройки. Массовая миграция населения и тяжелые санитарные условия в быстрорастущих городах вызвали широкое распространение инфекционных болезней: сыпного тифа, малярии, кишечных инфекций. Возникла необходимость проведения чрезвычайных мер по борьбе с эпидемиями, улучшения санитарного состояния крупных городов. Именно тогда,  в 1933 году  и была создана новая форма санитарно-эпидемиологического контроля – Государственная санитарная инспекция.

В 1934 году в помещении карантинной станции Ленинградского морского торгового порта открылась противочумная лаборатория, а при институте им. Пастера создан отдел, в дальнейшем реорганизованный в противочумную городскую наблюдательную станцию.

«Санитарное дело –  оборонное дело»

Незабываемой страницей в истории службы является ее деятельность в годы Великой Отечественной войны.  «В период войны, — писала «Ленинградская правда», — сани­тарное дело есть оборонное дело. От качества санитарного обслужи­вания населения зависит отправка здорового пополнения на фронт,  бесперебойная работа предприятий, изготовляющих продук­цию для нужд фронта».

В блокадном Ленинграде не работали городской транспорт, водопровод и канализация, не было электричества. В  условиях блокадного города  Государственная санитарная служба   мужественно выполняла свой долг, не допустив развития угрожавших городу эпидемий тифа, кишечных инфекций. Были выставлены эпидотряды  по линии фронта в район Ладожского озера для осуществления профилактических противохолерных мероприятий.

В учреждениях Ленинграда не прекращались исследования воды из Невы, чтобы предотвратить возможную угрозу здоровью людей и без того страдающих в условиях блокады. Серьезной задачей была борьба с грызунами, численность которых в городе значительно увеличилась. В обеспечении эпидемиологического благополучия осажденного города внесли свою лепту работники противочумных учреждений города: им принадлежит заслуга расшифровки тяжелых заболеваний, которые не регистрировались до войны и проявились в Ленинграде в 1942 году. Например,  лептоспироз, связанный с нашествием грызунов.

В первые послевоенные годы основные усилия врачей-профилактиков были брошены на ликвидацию последствий войны и  нормализацию санитарно-эпидемической обстановки. Уже к 1950 году инфекционная заболеваемость в городе достигла довоенного уровня.

Ленинград послевоенный:  с заботой о  будущем поколении

К середине прошлого века районные са­нитарные инспекции Ленинграда начали реорганизовываться в санитарно-эпидемиологические станции. Тогда же были назначены и первые главные государственные санитарные врачи районов.  С конца 50-х до середины 60-х годов  появились санитарно-карантинный пункт в аэро­порту, вирусологическая лаборатория и лаборатории радиационной гигиены; акустическая лаборатория; лаборатории по исследованию атмосферного воздуха и санитарной бактерио­логии, токсикологическая лаборатория.

Государственная санитарная служба Ленинграда активно участвовала  в создании генерального плана развития города.  Были  разработаны гигиенические обоснования:  к проектированию жилой застройки, к генеральной схеме водоснабжения и канализации города,   очистки города от бытовых отходов, к  плану мероприятий по охране атмосферного воздуха и решению других вопросов санитарного благоустройства.

В 1971 году в структуру Ленгорсанэпидстанции  дополнил  от­дел особо опасных инфекций. Открылись прививочные кабинеты в детских поликлиниках, была введена до­полнительная ревакцинация против дифтерии детей младшего и школьного возраста, начато широкое применение вакцины про­тив кори, организовано динамическое наблюдение за состоянием коллективного иммунитета  детей.

В 70-е годы в Ленинграде, впервые в стране,  была разработана и опробована система работы поликлиники в услови­ях эпидемии гриппа, организация противогриппозных прививок рабочим промышленных предприятий. Во второй половине 70-х годов отрабатывалась система надзора за острыми кишечными инфекциями, которая получила одобрение МЗ РСФСР и была внедре­на на территориях РСФСР.

С начала 1980-х годов в санэпидслужбе Ленинграда началось изучение  гнойно-септических инфекций в учреждениях родовспоможения,  заработала система санитарно-противоэпидемических и про­филактических мероприятий в хирургических стационарах горо­да.

Государственный подход  к санитарному делу

В начале 90-х открылась новая страница в современной истории  России  и в истории санитарно-эпидемиологической службы в частности. Страна взяла курс на построение правового государства. Впервые за годы существования службы Верховным Советом РСФСР был принят Закон «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»,  который внес принципиальные изменения в содержание государственного санитарно-эпидемиологического надзора.

Прежде всего, было, наконец,    узаконено  само понятие   санитарно-эпидемиологического благополучия, узаконены санитарные тре­бования, определены права и обязанности юридических лиц и граж­дан в рамках санитарного законодательства, установлена ответственность за его невыполнение. Именно с этого времени  и именно этот закон дал толчок к использованию в практике санитарно-эпидемиологического надзора научно-обоснованных методов, позволяющих установить корреляционные связи между факторами среды обитания и состояния здоровья населения. Сформировалось правовое и научное обоснование использования социально-гигиенического мониторинга для разработки мероприятий по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения. В дальнейшем это нашло отражение в создании национальных программ, проектов законов, принятия управленческих решений.

В 1991 году совет Министров РСФСР утвердил новое «Положение о Государственной санитарно-эпидемиологической службе РСФСР». Санитарно-эпидемиологические станции были переименованы  в  центры  государственного  санитарно-эпидемиологического надзора и получили вертикальное подчи­нение Комитету государственного санэпиднадзора Российской Федерации.   И это было только начало.

В 2004 году  во исполнение указа Президента РФ началась реформа Федеральных органов исполнительной власти, которая затронула и систему  Госсанэпиднадзора. Созданная в результате реорганизации  Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека,  помимо надзора в области санитарно-эпидемиологического благополучия,  приняла на себя еще и функции надзора в сфере защиты прав потребителей  на потребительском рынке.

Оглядываясь назад, мы видим, что санитарно-эпидемиологическая служба России прошла непростой, но очень достойный путь. Этот жизненный экзамен успешно выдержала и санитарно-эпидемиологическая служба Петербурга, которая  традиционно занимала передо­вые позиции в области разработки и организации санитарно-эпидемиологических мероприятий.

Оцените статью
Единый реестр видов контроля